Все о морях

Мой рассказ о морских походах

К морю

Четыреста три километра от порога моего дома на Пхукете, до пирса в провинции Сатун. До того самого пирса, с которого катер, со скоростью пятьдесят километров в час, уносит к мечте. Имя этой мечты – остров Липе.

Солнечным майским днем, чуть позже девяти часов утра, я завел двигатель автомобиля, чтобы оставить позади Пхукет и отправиться на юг. В салоне «Хонды» лежали спинниги и большой, непромокаемый рюкзак, наполненный необходимыми вещами доверху. Двухместную надувную лодку, я уложил в багажник с остальным скарбом. Кроме всего прочего, взял с собой компактную газовую горелку, баллоны к ней и самодельную коптилку. Планировал провести на острове, вдали от цивилизации, месяц.

Пирс был расположен у небольшой деревушки. В кассах узнал, во сколько отправляется катер на Липе. Оказалось, что он ходит один раз в день, в одиннадцать утра. Однако, билет можно было купить и накануне, что я и сделал. После, поехал искать место для парковки машины на месяц и, конечно, ночлег. В деревушке было несколько гостиниц, хозяин одной из которых любезно согласился предоставить мне ночлег и автостоянку за весьма не высокую цену.

Несмотря на то, что проснулся я достаточно рано, утром чувствовал себя отдохнувшим. Съездил в местный минимаркет, купил кофе. До отправления катера оставалось три часа. Оставшееся врямя я потратил, прогуливаясь по окрестностям. Забрел на оптовую рыбную базу-цех, что находилась недалеко от пирса. Деревянные столбы поддерживали большой прямоугольный навес, связанный из банановых листьев. Под навесом, на бетонном полу, рядами располагались длинные металлические столы, на которых рабочие в резиновых сапогах и таких же резиновых фартуках, разделывали рыбу. Повсюду стояли здоровенные, плетеные из бамбука корзины, наполненные рыбой. В основном это были тунцы, но попадались и макрели, барракуды, дорадо, каранкс. В отдалении на одном из столов лежала акула с физиономией, похожей на пылесос. Это был один из видов трехгранных акул.

К десяти часам я сидел на пирсе, в ожидании катера. Народ прибывал. В основном, это были иностранцы. Тайцев среди них было немного. Наконец, объявили загрузку багажа. Сначала матросы закидали на борт катера всевозможные тюки, рюкзаки, сумки и чемоданы, — вещи туристов. После этого, катер стал отходить от пирса. Странное чувство овладело мной, скажу я вам. Словно у тебя что-то отнимают, а повлиять на это никак невозможно. Оказалось, наш кораблик отъехал, чтобы заправиться. Процесс проходил вблизи, у всех на глазах и занял минут двадцать. Только потом, все, взявшие билеты на тропический остров, смогли взойти на борт скоростного катера. Наконец, мы отправились.

Катер, набирая скорость, быстро удалялся в сторону открытого моря, пока берег не скрылся из виду. В пути мы были меньше полутора часов. Моему взору открылись несколько островов посреди моря. Красота вдохновляющая. Катер, сбавив ход, подошел к понтону из пластика, который со всех сторон был окружен рыбацкими лодками.

Здесь нужно внести разъяснение. Национальная тайская лодка называется «длиннохвост». Это конструкция пяти-шести метров длинной с огромным, для размеров лодки, бушпритом. На корме закреплен автомобильный дизельный двигатель, крутящийся момент которого, передается посредством трех-четырех метровой трубы, диаметром пять сантиметров, на винт. Труба с винтом вращается на 360 градусов, что и обеспечивает маневренность судна. Такая лодка в минимальной «комплектации», стоит около шестидесяти тысяч тайских бат. Посему доступна большинству. На островах каждый уважающий себя таец или чао ле, имеет в собственности такую лодку. Кроме морского промысла, их широко используют в качестве водных такси.

Чао ле – люди моря, народность, когда-то ведущая кочевой, рыбацкий образ жизни в морях Юго-восточной Азии. Пару сотен лет назад, предки современных Чао ле прибыли в Сиам и больше уже не кочевали. Уж больно им понравились здешние места. Впоследствии, им официально было разрешено проживать в Сиаме, который в 1932 году сменил название на Таиланд.

Так вот, погрузились мы на «длиннохвосты» и под раскатистый рев их двигателей двинулись к острову Липе. Это единственный остров, где правительство допустило строительство отелей и иной инфраструктуры. Соседние острова имеют статус национального парка и охраняются государством. Остров Липе около трех километров в длину и километр в ширину. Наши люди говорят: «мал золотник, да дорог». Таких морских пейзажей, как на Липе и в его окрестностях, не встретить боле нигде. Обилие морских обитателей гарантирует местным рыбакам богатый улов круглый год.

Подводное царство изобилует разнообразием коралловых рифов. Пляжи Липе и окрестных островов — воплощенная мечта детства. В далекие 80-е, будучи мальчишкой, я увидел фотографию тропического острова. Фотография эта была вырванной страницей из иностранного журнала и висела на стене в слесарной мастерской нашего ЖЭКа. Недосягаемый образ стал мечтой о косматых пальмах, белом песке и тропическом море. Много лет прошло, прежде чем этот образ предстал передо мной вживую. До этого я уже несколько лет жил в Таиланде, но детская мечта осуществилась только здесь, на сказочном острове Липе.

Дело в том, что я в этих местах уже не в первый раз. И, почти всегда останавливался в одном и том же отеле, на холме. Из гостиницы, благодаря такому расположению, открывается вид на бирюзовое море и белоснежный пляж. Сквозь прозрачную воду видны кораллы. Невдалеке возвышается остров Аданг. Он гораздо больше Липе и про него я хочу вам рассказать одну историю.

Несколько лет назад, я познакомился с местным жителем, Чао ле. Зовут его Джэк. Он с женой и детьми живет на Липе, а родственники его жены в небольшой деревне, на Аданге. Вроде бы национальный парк и строить жилье запрещено. Но власти разрешили рыбакам Чао ле обустроиться там. Возможно, потому, что предки Джэка поселились на Аданге очень давно. Народу там немного. Живут тем, что дает море.
На рыбалке с Джэком мы бывали не раз. И об этом я напишу отдельно. Теперь же речь пойдет еще об одной моей воплощенной в реальность мечте. Очень уж хотелось побывать в настоящих джунглях. Тем более, на острове в открытом море! Сама мысль будила воображение. Если хорошенько подумать, то предприятие это может стать совсем не безопасным для жизни. Но, как говориться: «не должен страх повелевать уму, так человек уходит от свершений, как зверь, когда мерещится ему». Вот и я от такого свершения уходить не собирался. Проблема была в другом — в сомнении, что Джэк согласится стать моим проводником. К тайцам обращаться было бесполезно. Пробовал. У них сама идея похода, вызывала ужас. Куда, мол собрался? С ума сошел?

Мысли о джунглях и приключениях на острове все больше захватывали меня. Однажды мы с Джэком сидели на веранде его дома, на Липе. Был вечер. Несмотря на близость экватора, вечера на маленьком острове достаточно прохладны. Мы потягивали тайский виски, настоенный на одном из видов голотурии (морской огурец). Местные очень ценят эту настойку. Сегодня этот вид голотурии, редкость.
— Рома, а хочешь, сходим в джунгли, на Аданг? Там очень красивый водопад.
Я не поверил ушам. Сам собирался попросить его об этом.
— Джэк, ты что мысли читаешь, — спросил я его.
— Да, нет. Мне просто рассказал знакомый таец, как ты его упрашивал сходить в джунгли. Джэк улыбнулся. — Нет, тайцы туда не ходят. Те места, знакомы только Чао ле. Да и то, не всем.
— Очень хочу, — ответил я.
— Дорог там нет, — объяснил Джэк. Есть одна тропинка до водопада, но самое интересное дальше.
— Возьму удочки, вдруг порыбачить удастся, — обрадовался я.
— Да, да. И садок свой железный возьми, будем креветок ловить.
— Как это? – удивился я.- Там и креветки есть?
— Еще какие! Крупные и очень вкусные.

На следующее утро, около восьми, лодка Джэка стояла у берега, недалеко от моего отеля. Я закинул непромокаемый рюкзак на борт, передал Джэку спиннинги, и забрался в лодку. Бык, бык, бэк, — заработал двигатель «длиннохвоста», и мы отправились к Адангу.

Через двадцать минут пристали к берегу с восточной стороны острова, там где была деревушка чао ле. Выгрузили вещи и пошли к дому, где жили родственники Джэка. Мне очень понравилось то место. Тишина, растут кокосовые пальмы и деревья нойны. Между пальмами бегают местные куры, неподалеку важно разгуливает петух. Всего в деревне семь или восемь домов.

Пожилая теща Джэка угостила нас кофе с плюшками. После завтрака мы пошли в джунгли, которые начинались прямо за деревней. Джэк шел впереди с массивным мачете в руке. У меня за спиной был рюкзак, в руке спиннинги. У тропической чащи мы остановились. Вокруг было множество старых, высохших кокосовых орехов. Один из них Джэк очистил от койры, затем расколол орех надвое. Внутри находилось застывшое кокосовое молоко. По структуре напоминало губку или мочалку.
— Арой, арой, — сказал Джэк, протягивая мне половинку кокоса с «мочалкой».
Арой, по-тайски, — вкусно. Я откусил кусочек на пробу и был приятно удивлен. Зефир и крем-брюле одновременно и еще что-то, и еще. Очень насыщеный аромат у этого тропического деликатеса оказался. А я и не знал, что в кокосовом орехе такое бывает.
— Арой мак, мак, Джэк!

Мой товарищ был рад, что я оценил по достоинству природный кондитерский изыск. Потом Джэк стал скалывать копру, со стенок кокосового ореха. Оказывается, креветки с удовольствием ее едят. Вот так наживка, — подумалось мне.

Лесное тропическое царство встретило нас пением птиц. Джэк не спеша шел по чуть заметной, почти напрочь заросшей тропинке, то и дело обрубая опасные шипастые стволы, которые свисали со всех сторон. А я любовался многообразием растений. Каких только лиан и деревьев не было вокруг. Вдруг, среди деревьев мое воображение поразил огромный каменный валун, поросший мхом. Рядом с ним рос исполин с корнями-треугольниками. Шли полчаса, не меньше. Когда послышался шум воды, стало ясно, что водопад рядом.
На вид вода была кристалльной чистоты. Тут же, как был в футболке и шортах, забрался в неглубокую заводь. Приятная прохлада взбодрила после пути по влажному тропическому лесу. Джэк воздержался от водных процедур. Я спросил у него, сколько времени потребуется, чтобы добраться до истока водопада.
— Двое суток, — ответил он.

Удобнее всего двигаться по руслу, потому что вокруг такое переплетение растительности в колючках всевозможных конфигураций, что мачете вряд ли поможет. Вода в водопаде струилась по камням, некоторые из которых были несколько метров шириной. Камни образовывали небольшие озера и заводи, где по словам Джэка водилась рыба и креветки. Метрах в десяти ниже по течению над стремниной возвышался плоский камень, на котором без труда могли расположиться человек пять.

Хотя солнечные лучи не жгли здесь, как на пляже, все же монолит нагрелся достаточно. Сидеть на нем было комфортно. Здесь мы с Джэком и решили испытать мой садок, чтобы попробовать поймать креветок. В метре от того места, где мы расположились, как раз был небольшой естественный бассейн, глубиной около полутора метров, окруженный камнями поменьше нашего. Достали садок, убрали пружину с крышки, чтобы освободить креветкам вход. Внутрь набросали кусочки кокосовой копры. Привязали длинную веревку к ручке садка и опустили его на дно плашмя. Сами растянулись на теплом камне полулежа и стали ждать.
Сквозь идеально прозрачную гладь были видны даже мельчайшие детали дна. Ни рыбешек, ни какой-либо растительности в заводи не наблюдалось. Казалось, откуда здесь креветкам взяться? Но минут через пять я заметил движение на дне. Из под камня неторопливо выползала, шевеля усами, совершенно черная на вид, креветка. Неспешно она подползла к садку и остановилась. Я, откровенно говоря, думал, что она рванет без оглядки в клетку за десертом. Но этого не произошло. Минут десять, не меньше, она ползала вокруг садка, изучая его со всех сторон. Будто план побега составляла, на всякий случай. Ожидание затягивалось. Так и хотелось самому проводить ее ко входу. После долгого осмотра, пресноводный житель все же отважился заползти внутрь и, с аппетитом принялся за трапезу. Тут, будто по команде со всех сторон к садку устремилось еще штук пять креветок. Эти уже прямиком отправились к еде. Мы подождали еще немного и вытащили на камень садок с уловом.

Разложили импровизированную скатерть, очистили добычу от хитиновых панцирей. У нас была с собой припасена бутылка тайского виски. Выпили и закусили свежими креветками. На вкус они оказались немного сладковаты и очень ароматны. Вскоре после вкушений на лоне природы, мы отправились ниже по течению водопада. Идея была в том, чтобы выйти с противоположной стороны острова к живописному заливу. По словам Джэка, там было полно рыбы.

Через час русло стало заметно уже, а после и вовсе скрылось за сплетением непроходимых ветвей с колючками, лиан и прочей тропической флоры. Слева лес не казался настолько безнадежно-непролазным. Джэк рассказал, что последний раз бывал в этих местах около двадцати лет назад, но вроде бы не забыл куда надо идти. Кроме того, он помнил, что где-то неподалеку есть озеро, образованное течением водопада. В этом озере я надеялся порыбачить. Пока продвигались по джунглям, переползая через поваленные деревья и сплетения лиан, обнаружили всклокоченную землю. Джэк сказал, что это кабан. Раньше он на них охотился, но сейчас запретили.
— А змеи здесь есть? – спросил я.
— Да. Питоны.
— И большие?
— Ну, где-то с твою ногу толщиной, — ответил Джэк.

По его виду я понял, что не шутит человек. Вскоре мы обнаружили небольшое озеро, заросшее со всех сторон бурной растительностью. Я по наивности рассчитывал кидать воблеров на озере, но там и размахнуться толком было невозможно. Каждые пять сантиметров пространства заняли многочисленные растения. Но все же выход я нашел. Снял с воблера тройник и привязал к леске. Поплавок сделал из ветки. Палкой немного разрыл грунт, в поисках какого-нибудь захудалого жучка. К моему удивлению, в глине обнаружились червяки. Худые, правда, как с голодного края, но червяки! Я залез в озеро по пояс, насадил на крючок наживку и бросил. Только червяк коснулся воды, в тот же миг поклевка!

Радостный азарт захватил меня целиком. Над водой, на тройнике висела небольшая рыбешка. Ее голова была ярко-алого цвета, спина – в бело-желтых пятнах. Конечно, хотелось добыть кого-нибудь покрупнее. Тем более, что я видел двух внушительных рыб возле коряги, метрах в трех от себя. Но, к сожалению, больше ничего поймать не удалось. Единственную красивую рыбешку мы выпустили и отправились дальше.
Вскоре, лес заметно поредел, в низине показались мангровые заросли. Еще через 10 минут, мы вышли к берегу одного из заливов Аданга.

Здесь и случилось счастливое завершение нашего похода. Рыбы, как и обещал Джэк, тут было полно. Славно порыбачили на воблеров. Потом на кораллах, недалеко от берега, собрали устриц. Вкуснейшая вещь, доложу я вам. По форме, как знак компании «Шелл». В центре перламутровой ракушки, после очистки, остается нежная мякоть. После, у Джэка дома, мы вскрыли устриц, сбрызнули мякоть соком лимона и с аппетитом насладились дарами моря. Пойманных рыб, приготовили на гриле. Не обошлось без настойки на морском огурце.

Автор статьи Роман Добромиль.

Добавить комментарий

Заполните форму ниже для оставления комментрия

Вам так же будет интересно